Кому на самом деле помогает гомеопатия

21

Пожалуй, нет сегодня более обсуждаемой и вызывающей противоречивые суждения области медицины, чем гомеопатия. Но пока ломаются научные копья, факты говорят за себя: по официальной статистике более 300 миллионов человек в мире применяют гомеопатические лекарственные средства. По данным IPSOS Healthcare, в Австрии такие препараты использует почти половина населения, в Бельгии — около 40 процентов, в Италии — каждый четвертый житель, в Великобритании — каждый восьмой. В России, согласно исследованию «Индекс Буарон: отношение россиян к гомеопатии», проведенному ВЦИОМ, три четверти населения знакомо с понятием «гомеопатический метод лечения» (74 процента), и каждый пятый (19 процентов) применял его лично.

О причинах такой востребованности и одновременно — противоречивого отношения к гомеопатии в научном сообществе мы поговорили с Кристель Шарве, акушером — гинекологом, руководителем Клиники при Медицинском факультете Лиона (Франция).

«СП»: — Госпожа Шарве, как вы, врач — хирург, получивший классическое медицинское образование, оказались в стане гомеопатов? Насколько это характерно для Франции?

— Во Франции у гомеопатии глубокие корни. Я действительно долгое время работала хирургом, потом прошла специализацию по акушерской гинекологии. Это было в середине 90-х годов. Мой опыт врача-гомеопата в качестве акушера-гинеколога, — это опыт моей практики, поскольку я занялась гомеопатией после получения классического медицинского образования.

Для меня гомеопатия — это медицина, которая, помогает организму, бережно учитывая все его физиологические особенности. В начале пути я считала, что она полностью противоположна аллопатии. Но сегодня я уверена, что у гомеопатии и аллопатии, как и у медицины в целом, одна цель — помочь пациенту. И мы, врачи, с того момента как диагноз поставлен, должны выбрать либо терапию, либо несколько видов терапий для того, чтобы пациент почувствовал себя лучше. Это и есть интегративная медицина, то есть мы во Франции не разделяем традиционную медицину и гомеопатию, это одна и та же медицина.

Для меня очень важны вопросы врачебной этики. Когда мы познакомились с Кристианом Буароном — гуру французской гомеопатии, я ему сказала, что годами занималась медициной не для того чтобы стать врачом, назначающим только гомеопатию или только аллопатию. Для меня самое главное — это состояние моего пациента.

«СП»: — На ваш взгляд, какое место может занять гомеопатия в медицине будущего?

— Сегодня такое понятие как интегративная медицина распространяется в мире со скоростью ветра. Уже разработаны планы ее развития на годы вперед. С другой стороны, для меня очень важен исторический опыт применения гомеопатических препаратов. Тот факт, что гомеопатические лекарства существуют уже почти 200 лет и продолжают с успехом применяться — для меня дополнительный аргумент в пользу их эффективности и отсутствия побочных действий. И если хотите, меня даже радует, что мы ещё так многого не знаем. Мне было бы очень любопытно узнать, каким образом гомеопатическое средство, не содержащее никаких молекул, может быть эффективным? Ведь я, как практик, знаю, что оно эффективно! Оно работает, хотя молекулы в нем нет — значит оно действует как-то иначе… Счастье, что мы живем в век нанотехнологий, поэтому я думаю, что уже скоро наши ученые научатся измерять в том числе и бесконечно малые разведения, и мы поймем их специфический механизм воздействия на организм.

«СП»: — Как часто в своей практике врача интегративной медицины вы используете именно гомеопатические методы?

— Признаться, если бы мне сказали, что с завтрашнего дня я прекращаю заниматься гомеопатией, — то даже не знаю, как я стала бы работать. Я обхожусь без гомеопатии, пожалуй, только в единственной области — контрацепции. Когда же речь идёт о менопаузе, о микозах, например — тут гомеопатия работает просто замечательно. Конечно, если в процессе лечения мои гомеопатические рекомендации не дают нужного эффекта, я, естественно, дополняю их классическими лекарствами. Хотя могу по своему опыту сказать, что для лечения перечисленных заболеваний одной гомеопатии бывает вполне достаточно.

Работая с пациентками, страдающими онкологическими заболеваниями, я назначаю им гомеопатические препараты, чтобы они легче переносили традиционные методы лечения и чувствовали себя лучше с психологической точки зрения.

Хорошие результаты дает использование гомеопатических средств, в частности, при нарушении сна, при тревожных расстройствах. Поскольку я гинеколог, то знаю, что во время беременности женщины не хотят принимать никаких химических средств, потому что они боятся навредить своему организму и своему ребенку. Но когда я им предлагаю гомеопатические средства, они относятся к этому очень лояльно. Сегодня уже больше половины действующих акушерок применяют гомеопатию в своей работе. Для беременных женщин вдвойне важно, что при применении гомеопатических препаратов не возникает побочных явлений, нежелательного взаимодействия с другими препаратами. Самое главное, принимать гомеопатические средства вне приёма пищи, не во время или сразу после курения. Нужно чтобы ротовая полость была чистой, чтобы лекарство правильно усвоилось.

«СП»: — Как врач- гомеопат определяет, что нужно назначить, допустим, Арнику в разведении 9, а не 30? Как понять, какое разведение должно быть в каждом конкретном случае?

— Чем меньше разведение, например порядка трех или пяти, тем ближе оно к источнику сырья — растению. Чем больше разведение — тем больший спектр заболеваний я могу лечить этим способом. Например, у ребенка болит живот. Если живот болит систематически — требуются большие разведения препарата, чтобы лечить причину заболевания. А если ребенок переел — то подойдет малое разведение.

«СП»: — Как вы объясняете своим пациентам, когда они спрашивают, например, что дает добавление печени и сердца утки в препарат Оциллококцинум?

— Чаще всего мне этот вопрос задают как раз мужчины. Один мой пациент сказал мне «в гомеопатию я не верю, объясните мне как препараты функционируют, если убедите — тогда мы будем с вами лечиться». Но мне совершенно не стыдно ответить, что я не знаю, как это действует. А когда-то врачи не могли ответить, как действует аспирин. Но ведь пациентов не лишили приема ацетилсалициловой кислоты до того как узнали, каким образом она работает. Я также назначаю препараты, действие которых объяснить не могу, но точно знаю, что эти препараты эффективны. Вы знаете, очень странно, я никогда еще не сталкивалась с пациентами, которые приходили бы ко мне и просили объяснить, как работает аспирин или парацетамол, зато с гомеопатией такое встречается очень часто. Гомеопатия является частью медицины, а медицина — наука не точная. Но если гомеопатия работает на мне, на моей семье, пациентах, то почему я должна отказываться от этого средства? Было проведено более 600 клинических и других исследований именно в области гомеопатии. Все эти исследования не имели исключительно положительного результата, но тем не менее они проводились. И даже если бы было только 5 положительных результатов во всех этих исследованиях — это было бы уже хорошо. Но положительных результатов гораздо больше.

Когда пациент ко мне приходит и сам просит лечить его только гомеопатией, для меня это плохое начало. Правильнее когда пациент говорит — проблема моя заключается в том то, можете ли вы мне помочь? И тогда я начинаю рассматривать те методы лечения, которые будут эффективны в этом конкретном случае.

«СП»: — Я правильно понимаю, чтобы врач имел право назначать гомеопатические препараты он должен получить дополнительное образование, закончить соответствующие курсы?

— Образование безусловно необходимо. Но и при базовом уровне подготовки врач может выписать какие-то общеизвестные гомеопатические средства и разведения, либо комплексные препараты — для этого никакого дополнительного гомеопатического образования не требуется. Нужно просто знать, какой препарат можно назначить в данной ситуации. Но если врач выбирает гомеопатическую схему лечения, нужно обязательно пройти обучение. Иначе лечение может просто не сработать, а пациент будет думать, что гомеопатия не действует.

Цифра:

По данным аналитической компании Market Research Future к 2023 году ожидается почти 14 -процентный рост рынка гомеопатических лекарственных средств.

Сказано:

Люк Монтанье, профессор, Нобелевский лауреат 2008 года:

«Я не могу утверждать, что гомеопатия права во всем. Что я могу утверждать сейчас, это то, что использование больших степеней разведения является правильным. Высокая степень разведения вещества это вовсе не ничто. В работу включается водяная структура, которая мимикрирует оригинальные молекулы».

Новости здоровья: Ученые: продолжительность жизни людей увеличивается